В.Барлас и Е.Пастернак - Говорят о памятных местах детства Бориса Пастернака

Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Владимир Борщев

Памяти Владимира Яковлевича Барласа (1920-1982)




В 18 (303) номере "Вестника" (см. также 20-й номер «Заметок», там же опубликована первая часть воспоминаний о В.Я.Барласе - прим. ред.) была опубликована подборка текстов памяти Лидии Кнориной, моей покойной жены. В частности, там были воспоминания Лиды о ее отце, Владимире Яковлевиче Барласе. Эта подборка – памяти самого Владимира Яковлевича ( Публикуемые ниже тексты В.Барлас "О поэзии" и А.Черкизов "Слово о Владимире Барласе" взяты из малотиражного (500 экз.) сборника «Жизнь прекрасна и беспощадна. В.Барлас – Л. Кнорина», составитель Т. Барлас. М. «Готика», 1997. Некоторые тексты преработаны для данной публикации. См. так же сайт www.lidiaknorina.narod.ru).
В.Я. был человеком необыкновенным, это было как-то сразу очевидно каждому, кому довелось его знать. И об этом пишут авторы публикуемых воспоминаний. А тут, в предисловии, я коснусь только каких-то внешних вещей – того, что бросалось в глаза, некоторых фактов, обсуждаемых в приводимых воспоминаниях.
Он необычно выглядел. Зимой ходил без пальто, в жару – сравнительно тепло одетым. Что-то было с терморегуляцией. Несколько несчастий в молодости сказались на здоровье. В экспедиции упал в шурф глубиной метров в десять. Потом заболел энцефалитом.
Никогда не работал ни в какой организации. Зарабатывал, в основном, переводами научной литературы. О нем каламбурили -- «лучший переводчик в Мире»: переводы выходили, в основном, в издательстве «Мир». Лида шутила – «перевел рюкзак книг».
Делом жизни была литература. Он говорил о себе: «Я литератор, пишущий о литературе». Приведу строки из его автобиографии: «Я родился 3.10.1920 года, в г. Ростове-на-Дону. Отец мой тогда служил на табачной фабрике, мать кончила медицинский ВУЗ. В 1931 г. вместе с семьей я переехал в Ашхабад, а в 1932 году – в Москву, где, в основном, и проживаю в настоящее время. В 1937 году окончил школу и поступил на геофизический факультет Московского геолого-разведочного института им. С. Орджоникидзе, который окончил в 1943 г., получив специальность инженера-геофизика. После Института я поступил в аспирантуру Института теоретической геофизики, которую покинул в связи с рецидивом и осложнением энцефалита, перенесенного мною в 1938 г. В дальнейшем я по той же причине переключился на реферирование и переводы литературы в области геофизики, геологии, географии, что, в основном, и определяет мой заработок. Литература всегда означала для меня многое, но пишу я трудно и медленно, так что только с 1955 г. стал работать профессионально как литератор. Как литературный критик печатался в таких повременных изданиях, как «Литературная газета», «Вопросы литературы», «Знамя», «Юность» и некоторых других. Эта работа первых лет была подытожена в книге «Глазами поэзии», вышедшей в издательстве «Советский писатель» в 1966 г. В 1968 г. меня приняли в Союз писателей СССР. За последние годы, помимо выступлений в печати с литературной критикой, я переводил книги по тематике наук о Земле, летом работал в геологических экспедициях. В Союзе принимал посильное участие в Комиссии по увековечиванию памяти Блока в Московской писательской организации» (я цитирую по тексту, приведенном в воспоминаниях Станислава Лесневского, опубликованных в книге “Жизнь прекрасна и беспощадна»).
Работал медленно – не то слово. Он шлифовал каждую фразу, стремился к афористичности. На каждую статью уходили месяцы, а то и годы. А потом были муки с публикацией. Большинству редакторов не нужна была афористичность, необычность. Не случайно первая статья была опубликовна, когда ему было 40 лет, а единственная прижизненная книжка – в 46.
Писал он, в основном, о поэзии. О Евтушенко и Твардовском, Блоке и Хлебникове. Но основной темой был Пастернак.
В последние годы жизни он водил совершенно необыкновенные экскурсии по пастернаковским местам в Москве и Переделкине. Экскурсия продолжалась часов десять, если не больше. Конечно, с чтением стихов – читал он проникновенно. И конечно, с посещением знаменитой дачи – он был хорошо знаком с жившими там родными Пастернака.
Когда Литфонд решил отобрать эту дачу, разрушить по сути дела сложившийся музей, В.Я. был одним из самых энергичных и страстных участников кампании по спасению музея.
И это не было каким-то отдельным эпизодом. Он всегда откликался на чужие беды и несчастья. Лида пишет в своих воспоминаниях, что он не жалел для других своего времени. Процитирую и его младшую дочь Таню: «Сейчас, двадцать лет спустя после смерти отца, становится ясно, что после него осталось не только написанное. Не менее, а может быть и более важен его вклад в судьбы других людей – тех, кто так или иначе оказывался в поле его притяжения. И дело тут не только в том, что он помогал десяткам людей, не жалея сил и времени.
Просто соприкосновение с человеком, который не желал укладываться в общепринятые правила и строил свою жизнь так, как считал должным - это оказалось важным и значимым для многих.»


* * *

Он погиб 20 лет тому назад. Перебегал улицу, чтобы пересесть с автобуса на автобус. А из-за автобуса на полной скорости выскочил велосипедист и сбил его. Он упал – головой о бордюр. В ту же ночь умер.
Как всегда в таких случаях, в милиции было возбуждено дело. И были какие-то странности: никаких свидетелей происшествия, почему-то его отвезли не в ближайшую больницу, а в какую-то специальную, довольно далеко, еще что-то. Следователь, милицейская дама, отказывалась сообщить хоть какие-то детали, старалась выгородить этого 17-летнего парня, велосипедиста. Его отец был, кажется, какой-то крупной шишкой.
Из-за этого всего стала возникать легенда – может это не несчастный случай, а КГБ... Он им мешал. Вот, мол, хотели отобрать дачу Пастернака, а Владимир Яковлевич, с его энергией и бесстрашием – как кость в горле ( Об этих слухах см., например, воспоминания Анны Тоом, опубликованные в «Вестнике», № 195: «Еще в 1982 году, в начале баталий, один из самых активных борцов за открытие музея Пастернака - литературовед Владимир Яковлевич Барлас был насмерть сбит на улице велосипедистом. Случайно ли, нет ли?.. До сих пор никто не знает» ).
Ни Лида, ни я эту версию не принимали всерьез. Слишком сложно. Но сама легенда – это тоже факт, характеризующий и время, и самого В.Я.
Он был человеком своего времени. И нарушал все стереотипы этого времени, этой системы. То ли Дон Кихот, то ли князь Мышкин.
Жизнь тогда была нелегкой. Без таких людей как он она была бы невыносимой.

Владимир Барлас
БОРИС ПАСТЕРНАК В МОСКВЕ И ПОДМОСКОВЬЕ
(текст экскурсии)


Предисловие

В конце 70-х - начале 80-х годов мой отец Владимир Барлас (1920-1982) регулярно проводил автобусные экскурсии по местам, связанным с жизнью и творчеством Бориса Пастернака (об отце и об этих экскурсиях - см. Заметки №№20 и 22.). Текст одной из таких экскурсий и предлагается вниманию читателей.
В основе текста - магнитофонная запись, сделанная во время одной из экскурсий осенью 1981 года. Работу по расшифровке записи (т.е. по перепечатке текста на машинке и сверку звучавщих стихов и текстов Пастернака с их напечатанным вариантом) проделали в начале 80-х годов моя сестра Лидия Кнорина и моя мать Е.Я.Ранцман-Барлас. Готовя данный текст и перенося его на компьютер, я внесла следующие изменения.
1) Минимальная стилистическая правка. Она могла бы быть существенно больше, но мне хотелось сохранить интонации именно УСТНОЙ речи с присущими ей особенностями. Прошу читателя учесть, что перед ним - живая речь, перенесенная на бумагу, и по возможности именно так стараться ее воспринимать.
2) Небольшие сокращения, которые касались только ответов на вопросы, не связанные непосредственно с Пастернаком, а также подробностей частной жизни различных родственников и близких поэта. Последнее показалось мне уместным, потому что, судя по всему, эти детали сообщались с учетом вопросов, часто задававшихся на предыдущих экскурсиях.
3) Указаны адреса, соответствующие остановкам автобуса, точнее, те из них, которые удалось восстановить по книге: Е. Пастернак. Борис Пастернак. Материалы для биографии. М., Советский писатель, 1989.
Конечно, данный материал нуждается в подробном комментарии и исправлении мелких ошибок и неточностей. Однако это не в моей компетенции, и поэтому я буду благодарна за любые комментарии, исправления и дополнения.

http://berkovich-zametki.com/Nomer24/Barlas1.htm