Георгий Владимирович Артоболевский - Дж.Боккаччо - Декамерон - Баллада о журавлях (1937г.)

Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
В тени башни Шамиля, находятся две могилы с обычными обелисками из мраморной крошки. На одной из них читаем: «Мастер художественного слова Артоболевский Георгий Владимирович». Мало что говорит сейчас это имя. И трудно представить его известность в довоенные годы. Мы гордимся многими людьми, родившимися на нашей земле. А большой артист и педагог нашел у нас свой последний приют.

Летом 1943 года Льгов был прифронтовым городом. В Банищанских лесах находились части 60-й Армии готовившиеся к решительному наступлению. В начале июля из Москвы сюда прибыла большая бригада артистов. Руководил ею Георгий Владимирович Артоболевский. Люди искусства как могли, помогали фронту, вселяли в войнов уверенность в победе, поднимали у них настроение, бодрость духа. И это был немаловажный фактор.

Очередной концерт подходил к концу, выступал Артоболевский. Он читал своего любимого Пушкина, и весь ушел в поэтический мир стиха. Над лесом звучало: «Но близок, близок миг победы…». И тут, неожиданно, над лесом появились немецкие самолеты, вниз полетели бомбы. Слушатели стали разбегаться по укрытиям. Артист все видел, но не мог прерваться и читал до конца.

Бомбежка прекратилась. Артоболевский лежал на импровизированной сцене, держась за грудь. Его срочно перевезли в Льгов в госпиталь. Но помочь уже ничем было нельзя. Эмоциональное сердце артиста не выдержало. Он умер от инфаркта миокарда. Похоронен Георгий Владимирович был с оказанием всех воинских почестей. И первый венок на могилу положили представители городских школ с надписью на траурной ленте: «Любимому мастеру художественого слова Г. В. Артоболевскому от благодарных педагогов и учащихся нашей Родины».

Родился Георгий Владимирович Артоболевский 31 декабря 1898 года в Киеве. Его отец - известный ученый зоолог, профессор Киевского университета. Мать была образованной женщиной, артистичной, прекрасно знавшей литературу и искусство. Увлечения родителей повлияли и на юного Георгия. Еще в гимназии стал серьезно заниматься зоологией, в которой весьма преуспел, опубликовал более сорока научных работ, а самая первая была посвящена изучению стрекоз. Одновременно влюбился в драматический театр. Он переводит французских поэтов, пишет исследование творчества индийского писателя Рабиндраната Тагора, сам сочиняет стихи, выступает на сцене.

Позже он вспоминал:

«С детства же я любил читать вслух. Пушкин и Маяковский - два поэта, которые толкнули меня к искусству чтения. Мне памятна моя творческая победа, связанная с именем Пушкина: в классе четвертом преподаватель дал мне прочесть на уроке «Андрея Шенье», и вот, когда я почувствовал, как шумливый класс постепенно затихает и подчиняется моему волнению настолько, что последнее горькое восклицание –«Плач, муза, плач!» пролетело в звенящей тишине - вот этого я не забыл до сих пор, и память моя бережно хранит это не как простой факт, а как событие, как поворотный пункт, давший мне ощутить власть искусства и трепет наивного, но искреннего творчества».

Окончив в 1917 году гимназию, Г. В. Артоболевский все же поступает на отделение естественных наук Киевского университета. Но жизненный путь еще не определился и одновременно начинается учеба в Киевской консерватории на оперного певца, а также в Театральной Академии на драматического артиста. Трудно себе представить, как это можно совместить одновременно!

Высокий, красивый мужчина, имевший полнозвучный баритон, артистичные манеры и подающий надежды ученый - зоолог. Ему интересно все. Таким он был в то время. Как трудно выбирать жизненный путь, будучи разносторонне одаренным.

В 1925 году происходит встреча Артоболевского с крупнейшим отечественным театральным деятелем К. С. Станиславским. И Георгий Владимирович получает приглашение переехать в Москву. Работа, хотя и любимая, но заключающаяся в выполнении воли режиссера, подчинении ему, Артоболевского совсем не устраивает. И он находит свое место в искусстве, которое станет делом всей его жизни. Артоболевский уезжает в Ленинград, где изучает историю искусств, труды виднейших мастеров художественной речи, делает пробные выступления на концертах.

17 апреля 1927 года для Артоболевского стало знаменательным. Он дал первый, целиком свой концерт, посвященный советской поэзии. В то время не было телевидения, кино только вторгалось в жизнь, печатное слово было не для всех доступно. И вот появляется на сцене один человек, который заменяет собой театр и вводит неискушенного слушателя в доселе незнакомый мир прозы и поэзии. В своей автобиографии он вспоминал, как помогала ему учеба в консерватории, которая научила владеть голосом, оперный репертуар дал эмоциональную приподнятость при декламации многих литературных произведений.

Музыкальная одаренность позволила создавать оригинальные литературно-музыкальные композиции, что еще больше привлекало слушателей. В этом ему помогала жена, пианистка Анна Даниловна Карпека - Артоболевская. Уже после войны ее имя будет звучать наравне с известным музыкальным педагогом Кабалевским. Во многих изданиях опубликованы ее статьи об особой роли музыки в воспитании детей, а руководители страны (например, «наш Никита Сергеевич»), стремились отдать детей в ее классы.

Поражает обьем репертуара Артоболевского. В период с 1934 по 1939 годы он подготовил целый цикл концертов, побывав на которых, можно было составить представление обо всей мировой литературе. Состоял он из шести программ:

1. Античность (отрывки из древнегреческих и древнеримских трагедий и комедий).

2. Восток (отрывки из «Давида Сасунского», «Витязя в тигровой шкуре» Руставели, «Шах-Наме» Фирдоуси и др.).

3. Средневековье (отрывки из «Песни о Нибелунгах», «Действе о Тиофиле» и др.).

4. Возрождение (Данте, Петрарка, Бокаччо).

5. Восемнадцатый век (Ломоносов, Сумароков, Княжнин, Державин, Фонвизин, Радищев).

6. Реализм (Пушкин, Гоголь, Некрасов, Л. Н. Толстой, Тургенев, Горький).

Кроме этого были целые программы, посвященные Пушкину, Маяковскому, «Слову о полку Игореве», «Дон-Кихоту», да всего и не перечислишь. Такого не было ни раньше, ни позже. Это был уникальный случай, когда один человек представлял всю мировую литературу. Подобное сделать уже не смог никто.

Голос Артоболевского звучал на сценах главных театров страны и в рабочих клубах, в филармониях и армейских частях, в школах и госпиталях. И в полной тишине люди впервые слушали лучшее, что создали классики мировой литературы.

Кроме артистической деятельности заслуживают внимания и его теоретические работы: «Современное стихотворение в школе», «Пушкин в звучащем слове», «Как читать Пушкина», «Пушкин в художественном чтении», «Очерки по художественному чтению», «О мастерстве художественного слова». Многочисленную аудиторию привлекали циклы его лекций читаемые в вузах. (http://old-kursk.ru/book/lagutich/hronica/hron066.html)


ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА

В июле 2009 года я, решившись, наконец, набрал номер телефона одной из московских квартир, который отыскал в справочнике.
– Алло, слушаю вас, – задорно прозвучал на другом конце провода женский голос, показавшийся мне очень молодым, и лишь едва уловимые краски в его звучании выдавали преклонный возраст собеседницы.
– Здравствуйте! – ответил я и, дрожа от волнения, представился. – Могу ли я услышать Наталию Георгиевну Артоболевскую?
– Я вас слушаю.
«Первая удача!» - пронеслось у меня в голове.
– Я занимаюсь темой жизни и творчества мастера художественного слова Георгия Владимировича Артоболевского, – уже более нахально продолжил я разговор. – Сотрудники краеведческого музея города Льгов Курской области, в границах которого с 1943 года покоится прах Георгия Владимировича, сказали мне, что его дочь проживает в Москве и зовут ее Наталия Георгиевна. Не вы ли это?
— Да, я дочь Георгия Владимировича Артоболевского.
«Нашел!» – внутри меня все ликовало.
Взахлеб, боясь, что не успею сказать всего перед тем, как в Москве повесят трубку, я рассказал Наталии Георгиевне, что проживаю в городе Железногорск, в ста километрах от Льгова, и что Центральная городская библиотека нашего города поддержала мою идею организации в ее стенах центра художественного чтения с экспозицией о жизни и творчестве Г. В. Артоболевского, и, наконец, что мы просим разрешения назвать этот центр именем ее отца.
Наталия Георгиевна ответила согласием, сказав: «Приезжайте!».
С того момента началось мое приятное знакомство с Наталией Георгиевной и ее сыном, внуком Г. В. Артоболевского, тоже, кстати говоря, Георгием Владимировичем.
К большому огорчению, Наталия Георгиевна скончалась 21 декабря 2009 года.
Скажу, забегая вперед, что по ряду причин центр художественного чтения организовать так и не удалось, а вместо него, благодаря нашим с Георгием Владимировичем (внуком) задушевным беседам, родилась идея Открытого конкурса чтецов имени Г. В. Артоболевского (деда). В 2015 году этот конкурс прошел в шестой раз, собрав более ста двадцати участников.
В последующих беседах с Георгием Владимировичем мы не оставляли надежд на то, что выставку, посвященную жизни и творчеству его знаменитого деда, удастся когда-либо организовать. В качестве экспоната для рисовавшейся в мечтах выставки Георгий Владимирович передал мне из архива семьи Артоболевских граммофонную пластинку с записью чтения Г. В. Артоболевским баллады о журавлях из «Декамерона» Дж. Бокаччо.
Тираж этой грампластинки был выпущен Ногинским заводом Грампласттреста Наркомтяжпрома СССР в 1937 году. Год выпуска, не означенный на этикетке, мне удалось установить по номерам матриц на обеих сторонах пластинки.
К сожалению, диск грампластинки существенно поврежден, что сказалось на качестве оцифровки грамзаписи, осуществленной автором этих строк в домашних условиях.
С ведома и согласия внука Г. В. Артоболевского в начале августа 2015 года запись была передана мной Старому радио, благодаря которому голос выдающегося русского чтеца первой половины ХХ столетия зазвучит вновь для миллионов слушателей.
Известно, что при жизни Мастера были изданы три его грампластинки. Запись одной — перед вами. О содержании и судьбе двух других ничего не известно. Возможно, у слушателей Старого радио есть какие-либо известия на этот счет. В таком случае, будем надеяться, что они поделятся с нами имеющимися у них сведениями.
Эдуард ЯКУНИН