Сообщение ТАСС о прилунении ракеты "Луна 2" от 14 сентября 1959 года

Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Из истории науки



К 275-летию Российской академии наук

Лицом к лицу с Луной

(к 40-летию полетов первых станций “Луна”)


С незапамятных времен человек пытался раскрыть тайны Луны, но только в наше время возможности ракетно-космической техники позволили многое узнать о ближайшей небесной соседке. В 1959 г. проведены первые исследования Луны с помощью трех советских станций. Мне хочется рассказать о малоизвестных фактах, связанных с запусками этих первых “лунников”.

Руководители и ведущие специалисты командно-измерительного комплекса, участвовавшие в работе с первыми станциями "Луна" в 1959 г. Сидят - В.В. Лавровский, М.С. Постернак, А.Н. Страшнов, И.И. Спица, П.А. Агаджанов, Б.А. Покровский и Г.И. Блашкевич. Стоят - В.Я. Будиловский, М.А. Николенко, Н.Г. Лан, Н.И. Бугаев, В.Д. Ястребов, Б.Ч. Дроздов, В.И. Краснопер, Н.Г. Фадеев и И.Л. Геращенко
Напомню, контроль и прогноз траектории полета “лунников”, прием и обработка телеметрической и научной информации от них выполнял командно-измерительный комплекс (КИК), где работали преимущественно военные специалисты (Земля и Вселенная, 1989, № 4). Результаты измерений движения станций в межпланетном пространстве непрерывно поступали из Центра и пунктов КИКа в Отделение прикладной математики АН СССР и вычислительного центра Министерства обороны СССР. Надо было как можно быстрее передать эти сведения руководителю программы академику С.П. Королеву. Но в тот вечер, 2 января 1959 г., сотрудники КИКа не спешили с передачей информации начальству — траектория полета первой станции “Луна” отличалась от расчетной, а скорректировать ее было невозможно из-за отсутствия двигателей на КА. Последняя ступень ракеты-носителя отделилась от станции после достижения второй космической скорости, однако двигатель выключился позже назначенного времени, что и заставило АМС перейти на нерасчетную траекторию. Так как планировали, что “Луна-1” упадет на лунную поверхность, поэтому на борту станции находился вымпел, но в этот раз его не удалось доставить на Луну.
С.П. Королев доложил о случившемся первому заместителю председателя Комиссии Президиума Совета Mинистров СССР по военно-промышленным вопросам С.И. Ветошкину. Необходимо было изменить заранее подготовленный текст сообщения ТАСС. В то время космонавтика была засекречена. Даже такие вопросы, как изменение текстов сообщений о космических экспериментах решались непросто. Пришлось звонить сначала секретарю ЦК КПСС по вопросам строительства, оборонной промышленности и ракетно-космической техники Л.И. Брежневу, а затем и первому секретарю — Н.С. Хрущеву. Никита Сергеевич, живо интересовавшийся космонавтикой, решал проблемы быстро. Так было и на этот раз. Он дал разрешение на изменение текста сообщения.
3 января 1959 г. газеты опубликовали, а радио— и телеграфные агентств передали на весь мир сообщение ТАСС “О запуске космической ракеты в сторону Луны”: “...По предварительным расчетам, которые уточняются прямыми наблюдениями, приблизительно в 7 часов 4 января 1959 г. космическая ракета достигнет района Луны”. Упоминалось также о создании около станции 3 января натриевого облака — “искусственной кометы”, чтобы оптическим методом измерить параметры траектории полета.


Автоматическая межпланетная станция "Луна-2", впервые достигшая поверхности Луны
6 января 1959 г. опубликовали заключительное сообщение ТАСС: «В связи с израсходованием ресурса источников питания надежная радиосвязь с ракетой прекратилась 5 января около 10 ч московского времени. Космическая ракета за 62 ч своего полета... удалилась от Земли на 597 тыс. км..., через 34 ч после старта, она прошла вблизи Луны (на расстоянии около 6 тыс. км — Б.П.) и, преодолевая притяжение Земли и Луны, вышла на орбиту вокруг Солнца”. Совершая свой вечный полет с периодом обращения 450 сут., первая в мире межпланетная станция, недаром названная “Мечтой”, несет на борту металлическую ленту с гордыми словами: “СССР. Январь 1959 г.”
На космодроме Байконур, командно-измерительных пунктах КИКа и вычислительных центрах все было готово к запуску второй космической ракеты на Луну. Старт 18 июня закончился аварией, следующий состоялся 12 сентября 1959 г. Результаты траекторных измерений полета “Луны-2” на этот раз никаких опасений не вызывали. Проводились исследования межпланетного пространства - радиационных поясов Земли, космического излучения, магнитных полей Земли и Луны, а также создано натриевое облако. Вечером
13 сентября при приближении станции к Луне стали интенсивнее вести траекторные измерения. Их результаты вызывали неоднозначные оценки баллистиков. Неужели опять станция пролетит мимо Луны? Желанное свершилось 14 сентября в 00 ч 02 мин 24 с: “Луна-2” достигла лунной поверхности восточнее Моря Ясности вблизи кратеров Аристилл, Архимед и Автолик (30° с.ш. и 1° долготы), доставив вымпел с изображением герба СССР. Скорость падения на Луну составила 3,3 км/с, а угол — 60°. Станция разбилась, но выполнила задачу полета. Впервые в истории осуществлен перелет с Земли на другое небесное тело! Чтобы сохранить вымпел, его сделали из отдельных частей — пятиугольников, которые разлетелись на месте прилунения.
Для обеспечения максимальной надежности приема бесценных снимков от “Луны-3”, запущенной 4 октября 1959 г., было решено: кроме временного центра связи и пункта управления на горе Кошка близ Симеиза (Крым), расположенного рядом с филиалом Пулковской обсерватории, оборудовать дублирующий измерительный пункт КИК на Камчатке. Туда отправили аппаратуру и смонтировали ее на рельсовом поворотном устройстве. Сеансы связи со станцией в крымском измерительном пункте велись днем и ночью, на них присутствовал С.П. Королев и его коллеги, почти не отдыхая. Технические оперативные совещания проводил Главный конструктор, где обсуждались результаты сеансов связи, анализировалась переданная информация и параметры полета. Разработали траекторию полета “Луны-3” молодые ученые Математического института им. В.И. Стеклова и Отделения прикладной математики АН СССР. Станция вышла на эллиптическую орбиту с апогеем 480 тыс. км и перигеем 47500 км. Траектория полета выбрана с таким расчетом, чтобы в момент максимального сближения с Луной (6200 км) КА находился от нее южнее, а на полученных снимках было видно достаточное количество известных объектов, что необходимо для нанесения координатной сетки на карту Луны. Съемка проводилась двумя фотоаппаратами 7 октября (после ориентации АМС на центр Луны с расстояния 65200-68400 км), когда Солнце освещало около 70% ее обратной стороны. “Луна-3” сфотографировала почти половину поверхности Луны, из них две трети — невидимой с Земли стороны. После проявления пленки на борту станции, изображения передавались с помощью фототелевизионной системы в двух режимах — медленном на больших расстояниях и быстром — при подлете к Земле.

Снимок обратной стороны Луны, переданный станцией "Луна-3" 7 октября 1959 г. Объекты, указанные на невидимой стороне (справа от пунктирной линии, сплошной линией показан экватор): 1 - Море Москвы, 2 - залив Астронавтов, 3 - Южное Море (продолжение), 4 - кратер Циолковский, 5 - кратер Ломоносов, 6 - кратер Жолио-Кюри, 7 - горный хребет Кордильеры, 8 - Море Мечты. Объекты видимой части Луны: I - Море Гумбольдта, II - Море Кризисов, III - Краевое Море, IV - Mope Волн, V - Море Смита, VI - Море Плодородия, VII - Южное Море
Как докладывали телеметристы, бортовая аппаратура станции работала без сбоев. Поэтому оснований для волнений не было, но миновать их не всегда удавалось. Так, на одном из совещаний кто-то высказал предположение, что время фотографирования может оказаться бóльшим, чем планировалось. Может не хватить и специальной перфорированной магнитной ленты для записи телевизионных изображений, а каждый снимок был дорог. СП. Королев позвонил в Москву и сообщил: “Через три с половиной часа можете, взять пленку в симферопольском аэропорту у командира самолета ТУ-104”.
Во время фотосъемки и передачи на Землю изображений 7 октября на командном пункте горы Кошка прошло самое важное совещание.
Присутствовало значительно больше специалистов, чем всегда. Среди них академик М.В. Келдыш, члены Совета главных конструкторов — В.П. Глушко, Н.А. Пилюгин, М.С. Рязанский, В.П. Бармин и В.И. Кузнецов, их неизменный соратник А.Ф. Богомолов, разработчик бортовой и наземной аппаратуры Е.Я. Богуславский, заместители С.П. Королева, начальник командного пункта Н.И. Бугаев и другие. Все с волнением ожидали кульминационного момента. Тишину нарушил известный астроном А.Б. Северный, директор Крымской астрофизической обсерватории. Он подошел к С.П. Королеву и тихо сказал: “Сергей Павлович, я полагаю, что нет оснований для волнений. Я произвел расчеты, из которых ясно следует, что никакого изображения мы не получим. Вся пленка должна быть испорчена солнечной радиацией. У меня выходит, что для защиты пленки необходим, по

Совет главных конструкторов в день получения снимков “Луны-3”, 7 октября 1959 г., во временном центре космической связи близ Симеиза (Крым). Слева направо: М.С. Рязанский, Н.А. Пилюгин, С.П. Королев, В.Л. Глушко, В.Л. Бармин и В.И. Кузнецов
крайней мере, слой свинца в 5-6 см. А сколько у вас?” С.П. Королев очень внимательно посмотрел на Андрея Борисовича и легким движением руки отодвинул от себя подальше его листки, не сказав ни слова. Через некоторое время из фотолаборатории принесли первый, еще мокрый снимок. Сдерживая волнение, Сергей Павлович взял его; все сгрудились, вместе с ним внимательно и молча рассматривая снимок обратной стороны Луны. Заметив на фото темные полосы — следствие радиопомех, Е.Я. Богуславский успокоил С.П. Королева: “Не волнуйтесь, Сергей Павлович. Сейчас мы уберем помехи и следующие кадры пойдут нормально». Он взял из рук С.П. Королева подсыхающий снимок и на глазах у всех разорвал его. Тишина превратилась в оцепенение, особенно огорчился Сергей Павлович. Успокоившись, он сказал Е.Я. Богуславскому: “Зачем же ты, Евгений Яковлевич, так сразу? Ведь это же первый, ты понимаешь — первый снимок той стороны...” Посидев немного молча, Сергей Павлович подозвал к себе лаборанта и распорядился. Через несколько минут лаборант передал С.П. Королеву новый снимок, и он сделал надпись: “Уважаемому А.Б. Северному. Первая фотография обратной стороны Луны, которая не должна была получиться. С уважением С. Королев, 7 октября 1959 г.”.
27 октября 1959 г. фотографии невидимой с Земли стороны Луны, переданные “Луной-3”, были опубликованы в газетах всех континентов.

Б.А. ПОКРОВСКИЙ,
председатель Совета ветеранов КИК,
почетный академик Академии
космонавтики им. КЗ. Циолковского,
член Президиума Федерации космонавтики
России

http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/ziv/1999/6/litsom.html