Марина Густавовна Шторх с воспоминаниями об отце, выдающемся русском мыслителе, педагоге, организаторе науки, переводчике Густаве Густавовиче Шпете (часть 2)

Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Марина Густавовна Шторх (1916 г.р.) - дочь выдающегося русского мыслителя, педагога, организатора науки, переводчика Густава Густавовича Шпета (1879-1937 гг). Многие годы Марина Густавовна сохраняла семейный архив, а затем участвовала в подготовке и издании наследия Густава Шпета и его потомков.
Г.Г. Шпет принадлежит к блестящей плеяде русских ученых-гуманитариев, расцвет творчества которых пришелся на драматическую эпоху русских революций начала 20 века. Многие лучшие умы России в те годы были вынуждены покинуть страну, однако Густав Густавович предпринял все возможное, чтобы остаться на родине и быть полезным своему народу. Почти невозможно представить, чтобы человек такого масштаба таланта, истинный патриот, ученый с огромным чувством собственного достоинства мог уцелеть и благополучно работать в годы сталинизма. Арестованный по нелепому обвинению, сосланный в Сибирь, он трудился до последнего вздоха, пытаясь успеть воплотить в жизнь свои замыслы. 16 ноября 1937 года Г.Г.Шпет был расстрелян в Томске.
В одной из рукописей Густав Шпет писал о важности изучения подростками жизнеописаний великих философов. Ибо сам пример их подвижнической жизни, устремленной к неустанному поиску истины, исполненной идеалов служения науке, – является прекрасным образцом для подражания и усвоения нравственного идеала.
Вот почему мне кажется столь важным сохранить для нас, для будущих поколений воспоминания Марины Густавовны об отце. Она прожила рядом с великим человеком двадцать лет, наполненных каждодневным упорным трудом, творческими взлетами и радостями, сомнениями, научными спорами, общением с выдающимися людьми своего времени, страданиями, несправедливыми гонениями и унижениями… А впоследствии испытала на себе все тяготы ужасной доли дочери врага народа, одной из горьких примет которой было практически полное забвение творческого наследия отца.
Сегодня труды Густава Шпета знают и изучают во всем мире. А в 1989 году я впервые переступила порог дома Марины Густавовны, чтобы поговорить об отце и получить разъяснения относительно архивных данных. С тех пор Марина Густавовна стала важным человеком в моей жизни. В ее доме – не просто атмосфера и приметы прошедшего века. В ее повседневных занятиях, беседах с внуками и правнуками, в интонациях голоса и гордой «непреклонной» стати (несмотря на почтенный возраст) живет сама история – «прошлое как настоящее». Я много раз с волнением слушала рассказы Марины Густавовны об отце, о семье, о знаменитых предках. О том, что ее бабушкой по материнской линии была Юлия Аркадьевна Зилотти (1835-1925) – старшая сестра В.А. Рахманинова, родная тетя С.Рахманинова, бывшая замужем за Ильей Матвеевичем Зилотти ( 1830 – 1895). Их сын Александр Ильич Зилотти – выдающийся пианист, дирижер, педагог, музыкальный деятель – был женат на Вере Павловне Зилотти, рожд. Третьяковой, дочери основателя Третьяковской галереи, Павла Михайловича Третьякова. Варвара Ильинична Зилотти, сестра Александра Ильича, вышла замуж за члена известной семьи Гучковых - Константина Ивановича Гучкова. У них родилась дочь – прекрасная Наталья, воспитывавшаяся в строгости, привычке к труду и скромности. Она-то впоследствии, будучи студенткой-отличницей, очаровала молодого профессора Густава Шпета и вышла за него замуж.
Марина Густавовна Шторх – младшая дочь Г.Шпета. Старшая дочь – Татьяна Густавовна Максимова – мать прославленной балерины Екатерины Сергеевны Максимовой. Дочь от первого брака Г.Шпета — Ленора Густавовна Шпет (1905—1976) — театровед, работала в Государственном центральном театре кукол. Внучка Г.Шпета Елена Владимировна Пастернак – вышла замуж за Евгения Борисовича Пастернака. Долгие годы Елена Владимировна и Евгений Борисович хранили часть архива Г.Шпета, а затем активно помогали всем исследователям и энтузиастам, вводившим неопубликованные труды философа в научный оборот. Внук Г.Шпета Константин Михайлович Поливанов, физик, многое сделал в начале девяностых для пробуждения интереса к жизни и творчеству деда.
Я надеюсь, что голос Марины Густавовны, история, трогательные подробности жизни ее семьи взволнуют вашу душу и донесут живительное дыхание такого далекого-близкого прошлого…


Людмила Фёдорова, друг, философ